понедельник, 6 марта 2017 г.

Миф о шведской социалистической утопии





Вы наверное слышали рассказы о шведском рае, где великодушное правительство сделало всех счастливыми, богатыми, процветающими и умными. Беззаботная страна чудес, которая кидает вызов экономической теории и опровергает любые возражения против большого правительственного вмешательства - где здравоохранение и образование "бесплатны", каждый платит свою "справедливую часть" и где государственные программы удовлетворяют все ваши нужды.

Истории о Швеции стали либеральной панацеей от всех проблем социалистической политики и широкого правительственного вмешательства. Если вы укажите на провал социалистической политики в Венесуэле, Греции или где угодно, где она была опробована, неизбежным ответом будет то, что мы не имеем ввиду "плохой" социализм как в Венесуэле, мы говорим о "хорошем" социализме как в Швеции. Если вы спросите о практичности или экономическом эффекте всеобщего медицинского страхования, "бесплатного" образования, высоких налогов, широкого государства всеобщего благосостояния, государственного регулирования или оплачиваемого годичного отпуска по семейным обстоятельствам, вы услышите, что в Швеции это работает, почему не здесь? Даже наша последняя статья против минимальной заработной платы в 15 долларов вызвала постоянные повторы комментаторов в Facebook, что в Швеции минимальная заработная плата даже выше и это не вызвало там никаких последствий, описанных в статье. Учитывая то, что в Швеции вообще нет минимальной заработной платы (что конечно же значительно меньше, чем 15 долларов в час), мы вынуждены заключить, что эти бесчисленные комментаторы использовали Швецию, чтобы подтвердить свою точку зрения - потому что Швеция стала ответом на все вызовы широкого правительственного вмешательства.

Тем не менее, когда Берни Сандерс говорит, что мы должны посмотреть на Швецию, чтобы увидеть результат политики "демократического социализма", ему не понравится то, что он обнаружит - либеральная сказочная версия Швеции далека от реальности той страны, которую обогатил свободный рынок. поставил в тупик "социализм" и снова возродили рыночные реформы.  Политика Сандерса была опробована в Швеции - и она провалилась. Эра шведского "социализма" была отмечена экономической стагнацией, нулевым ростом рабочих мест, падением зарплат, ростом долга и в конечном счете экономической депрессией. В конце концов тем, чего можно было ожидать. И лишь после радикального сокращения государственных расходов, рыночных реформ и приватизации Швеция снова вернулась к экономическому росту. И снова, как этого можно было ожидать.

Швеция это не чудесная история о том, как одна страна заставила "социализм" работать. Это еще один пример провала социалистической политики и силы экономической свободы.

Как свобода и свободный рынок сделали Швецию богатой


В середине 1800-х годов Швеция была одной из самых бедных стран Европы. В то время как многие европейские соседи пожинали экономические выгоды индустриальной революции, шведская экономика была подавлена коррумпированным аристократическим правительством, высокими налогами, ограничивающей системой гильдий, профессиональными лицензиями, а также жесткими торговыми ограничениями. Состояние шведской экономики было настолько плохим, что более 1,3 миллионов шведов из населения в 3,5 миллиона были вынуждены иммигрировать в США в середине 1800-х годов, в основном из-за обещанных низких цен на сельскохозяйственные угодья на Среднем Западе (вряд ли для богатой и праздной жизни).

Потом между 1840 и 1865 годами произошла либертарианская (тогда она называлась либеральной) революция: были снижены налоги, была отменена система гильдий, экономические регуляции были отменены, банки и процентные ставки были дерегулированы, была установлена свобода прессы и религии, торговые ограничения были сняты, импортные тарифы заметно снижены. Швеция превратилась в одну из самых свободных стран мира. И это сделало ее одной из самых процветающих.

Свободные рынки дали волю рабочей этике и изобретательности шведов. С 1890-го по 1950-й шведский экономический рост был самым быстрым в мире. Именитые шведские компании, такие как Ericsson, Volvo, IKEA, SCF, Tetra Pak, H&M и Electrolux были созданы шведскими инвесторами и предпринимателями.  Между 1850-м и 1950-м годами доход на душу населения в Швеции увеличился в восемь раз, даже население удвоилось. Детская смертность снизилась с 15% до 2% и продолжительность жизни увеличилась на 28 лет.  К 1950-му году Швеция превратилась из одной из самых бедных стран в страну на 7-ом месте по богатству.  И к 1960-му году продолжительность жизни в Швеции была 73,1 год, на 2,2 года дольше чем в США.

Период интенсивного роста был также периодом ограниченного правительства. На пике своего роста, около 1900-го года правительственные траты составили всего 6% ВВП.  И, как это показано на графике ниже, государственные траты оставались ниже, чем в большинстве развитых стран, включая Соединенные Штаты, пока не начали рости в конце 1950-х - 1960-х годов.























Шведское богатство, другими словами, не было создано правительством. Не политика социалистического "третьего пути" 1970-х и 1980-х годов создала шведское богатство и процветание. Швеция достигла этого успеха благодаря 100 годам экономической свободы и свободного рынка.

Провал шведского социалистического эксперимента


Начиная с 1950-х политика шведского правительства начала сдвигаться влево, в конечном счете резко сдвинулась влево в конце 1960-х и начале 1970-х. Как видим на графике ниже, налоговая нагрузка в Швеции, которая была все еще ниже 30% ВВП в 1960-е годы, выросла выше 50% ВВП с середины 1970-х на начало 1990-х годов.



























В тоже время, всего за 20 лет между 1960-м и 1980-м государственные расходы почти удвоились с 31% до 60% ВВП, перейдя отметку в 65% в начале 1990-х. Социальные пособия были расширены, рынки труда были жестко регламентированы, а в некоторых случаях предельные ставки налогов превышали 100%.

Результат был ожидаемым.  Государственные расходы и обременительные налоги зажали частную промышленность и душили инновации. Наиболее богатые и успешные шведские корпорации - включая учредителей IKEA, Tetra Pak и H&M - переехали из страны. Формирование бизнеса фактически застопорилось. К 2004 году лишь две из 100 крупнейших компаний были созданы после 1970-го года. Швеция скатилась с 4-го места по богатству среди всех стран в 1975 году на 14-е в 1993 году. И, как это показано на графике ниже, Швеция прошла путь от страны, которая богаче на 20% чем в среднем по ОЭСР к стране, которая на 10% беднее.



Отсутствие новых предприятий также означает меньше рабочих мест. В то время как население Швеции выросло на около 2 млн человек между 1950-м и 1990-м, было потеряно около 500 тысяч рабочих мест в частном секторе.






















И реальная заработная плата стагнировала на протяжении всей "социалистической эры".





























Не удивительно, что до рыночных реформ в начале 1990-х, низкооплачиваемые работники пострадали больше всего.






























Даже по основным медико-санитарным показателям Швеция была позади. Преимущество в 2,2 года перед США в 1960 году сократилось до всего 1,6 года в 2005 году. Это точно не "социализм" или всеобщее здравоохранение сделало шведов здоровыми - если что-то он и сделал, то сделал шведов менее здоровыми по отношению к остальному миру.

К началу 1990-х два десятилетия "социализма" превратили Швецию из страны с одной из самых сильных экономик в мире в страну в упадке и впадающую в депрессию. В то время как рыночные реформы вернули Швецию к жизни (т.е. шведы поняли, что "социализм" провалился и реформировались до того, как дела стали настолько плохи как в Венесуеле и Греции), шведский эксперимент с "социализмом" будет иметь долгосрочные последствия. Если бы Швеция, экономический рост которой опережал все другие нации ОЭСР на протяжении 100 лет до 1970-х годов, выросла бы в период с 1970-х по 2002-ой всего лишь как в среднем по ОЭСР, экономика была бы настолько больше по сравнению с нынешней, что это было бы эквивалентно 32 400 долларов в год на домохозяйство. Шведы до сих пор богатая нация - но они были бы богаче без своего забега в "социализм".

Шведские рыночные реформы


Экономическая депрессия в начале 1990-х привела к волне рыночных реформ. Налоги и правительственные траты были значительно сокращены. Программы социального обеспечения были снижены. Пенсионная система была частично приватизирована и изменена с распределительной пенсионной программы (как у нас в США) на накопительную пенсионную программу. Была внедрена система универсальных школьных ваучеров, дав возможность ученикам и их родителям тратить их деньги в любой государственной или частной школе по их выбору. Бизнес был приватизирован. Обременительные регуляции были отменены. И налог на финансовые операции - тот налог, который Берни хочет наложить на Уолл-Стрит - был отменен, после чего объемы торгов выросли настолько, что даже сниженные налоги на прирост капитала компенсировали доходы от налога на финансовые операции.

Опят же результаты были поразительны, но не удивительны. Как показано на графиках ниже, как упали правительственные траты, так и возобновился рост экономики.


Как показано на графике в предыдущем разделе, занятость в частном секторе и реальная заработная плата - которая была плоской на протяжении 20-ти лет "социализма" - выросли существенно. С возрождением экономики и сокращением правительственных трат, государственный долг Швеции начал уменьшаться.

По многим направлениям шведская экономика сегодня более свободна, чем экономика США. Согласно Herritage Foundation Швеция свободнее США почти во всех степенях экономической свободы, кроме государственных расходов и фискальной политики. Швеция одна из лучших стран по легкости ведения бизнеса. И Швеция одна из самых благожелательных стран по отношению к свободной торговле. Швеция прошла долгий путь по выходу из "социалистической эры", которая как думает Берни и ему подобные, до сих пор длится. 


Проблемы остаются из-за больших налогов и правительственных трат


Потенциал Швеции до сих сдерживается из-за относительно высоких налогов и больших государственных трат. вместе с обременительными нормами рынка труда и жилищными регуляциями. В то время как Швеция является удобным местом чтобы начать и развивать бизнес (с корпоративным налогом в размере 22% в сравнении с 35% в США), успешные компании, такие как Spotify грозятся покинуть Швецию из-за высоких налогов на физических лиц и высоких затрат в плотно регулированом рынке недвижимости, что усложняет привлечение талантов.

Высокие налоги также усложняют накопление личного богатства. В то время как Берни и его сторонники утверждают, что они будут платить за свои социальные программы облагая налогами "богатых" - цифры не складываются. В таких странах как Швеция, которые предоставляют широкие правительственные пособия, за эти пособия платит из своих налогов средний класс (т.е. не существует "бесплатного" образования или "бесплатной" медицины, эти услуги оплачиваются опосредствовано через налоги вместо оплаты на прямую потребителем). Учитывая 25% налога на добавленную стоимость, среднестатистический шведский работник, зарабатывающий около 45 000 долларов в год будет платить около 70% своих доходов в виде налогов. При средней стоимости жилья в диапазоне между 20-30% от дохода и в целом высокой стоимости жизни в Швеции, для среднестатистического работника остается довольно мало для дискреционных трат или для накопления.

В результате в то время как Швеция имеет большее равенство доходов, чем в США, имущественное неравенство в Швеции является одним из самых высоких в мире. Самый богатый 1% населения владеет до 40% богатств Швеции, по сравнению с около 35% в США. 10% самого богатого населения Швеции владеет 69% всех богатств страны. Из-за трудностей в накоплении капитала, 2/3 богатств в Швеции наследуются, по сравнению с 1/3 в США. Такая низкая мобильность между поколениями означает, что большая часть шведского богатства контролируется несколькими поколениями шведских аристократических семей и бывших дворян Швеции. Было подсчитано, что лишь одна семья - семья Валленберг - может владеть до 40% шведского фондового рынка. Швецию трудно назвать образцом равенства - высокие конфискационные налоги означают, что право рождения значит больше чем заслуги, и очень сложно шведу со средним или даже высоким доходом накопить богатство и выйти из под государственной опеки. Высокие налоги и расширенное государство всеобщего благосостояния не сделали шведов более равными, они просто сделали большинство людей зависимыми от правительства.

Шведские широкие регуляции рабочего рынка (призванные "защитить" рабочих) также создают трудности для молодых и низкоквалифицированных работников найти работу, необходимую для развития навыков и получения опыта. К примеру, безработица среди молодого населения в Швеции составляет 19,3% (по сравнению с 10,8% в США). Кроме того, эта проблема наиболее очевидна среди иммигрантов в Швеции. Почти 22% рожденных вне Швеции граждан безработны (в сравнении с 4,9% в США), и в Швеции один из самых больших разрывов в мире между безработными мигрантами и коренным населением. Ситуация еще хуже для беженцев. которые, как правило, менее квалифицированы чем остальные иммигранты: после 15 лет в стране, лишь 34% беженцев имеют полную занятость. В результате большие и бедные иммигрантские общины зависят от правительственных социальных программ. Кроме того, огромные трудности, которые испытывает Швеция с их ассимиляцией, является аргументом в пользу того, что государство всеобщего благосостояния лучше работает в маленьких этнически однородных странах, но приводит к проблемам в таких странах как США, с большим этническим разнообразием.

Хваленные шведские социальные пособия тоже оставляют желать лучшего. В то время как Берни Сандерс превозносит шведское "бесплатное" образование, среднестатистический шведский студент покидает колледж с 19 000 долларов студенческой задолженности по сравнению с немногим выше в США в размере 24 000 долларов. Тем не менее, поскольку шведские налоги выше, шведский выпускник имеет соотношение долга к доходам в размере 80% - самое высокое в мире - по сравнению с 60% в США. Вероятной причиной является то, что шведские студенты используют государственный кредит для оплаты своих расходов, в то время как американские студенты предпочитают оплачивать свое обучение работая. В результате в Швеции студенты заканчивают свое "бесплатное" образование с еще большим долгом, чем их коллеги в США, а потом еще всю жизнь платят высокие налоги, чтобы предоставить другим шведам такое же "бесплатное" образование.

Проблемы более очевидны в государственной (более правильно сказать "частично государственной") медицинской системе. Как и следует ожидать от системы, которая обеспечивает практически "бесплатное" здравоохранение, при этом пытаясь сдержать расходы, предложение не покрывает спрос, в результате чего Швеция обладает одним из худших временем ожидания в Европе. Пациенты часто месяцами ждут специалиста или операцию. К примеру среднее время ожидания операции на коронарной артерии в Швеции 55 дней, в то время как в США такие операции проводятся немедленно. А время ожидания детского психиатра составляет 18 месяцев. Большинство американцев не примут такое нормирование в случаях вопросов сохранения жизни как операция на сердце, либо же в случае необходимости психиатрической помощи их ребенку.  Так же как и шведы, которые могут позволить себе лучший вариант - более 10% шведов на сегодня купили себе частную медицинскую страховку, чтобы избежать правительственной "заботы".

Швеция богатая нация с высокими стандартами жизни - но факты говорят, что это вопреки правительству, а не благодаря ему. И в той мере, в которой мы должны смотреть на Швецию, это увидеть преимущества, которых они достигли благодаря рыночным реформам - включая пенсионную/социальную реформу, школьные ваучеры, свободную торговлю и дерегуляцию - то, что либералы сегодня отвергают. Швеция не "социалистическая" страна, которая бросает вызов экономике - это страна, которая отбросила многие аспекты провалившейся социалистической политики, которые Берни и его сторонники предлагают внедрить в США, которая внедрила экономическую свободу в большинство не-фискальных сфер и тем не менее страна, которая до сих пор обременена высокими налогами и высокими правительственными расходами. Давайте не будем повторять ошибки шведов. Давайте примем экономическую свободу, которая сделала Швецию богатой и откажемся от социализма, который сделал ее беднее.

Оригинал Liberty and Common Sense

понедельник, 13 февраля 2017 г.

Вашингтон охотится за Стивом Бэнноном




Джон Фанд

Бесславная логика  "New York Times": Если ты один раз упомянул имя фашиста, ты должен поддерживать фашизм.

У Вашингтонского политического истеблишмента есть способ борьбы со вторгнувшимися повстанческими армиями, как например с той, которую привел Дональд Трамп. За последний месяц тут было коллективное ликование хаотической раскачкой по поводу указов Белого дома по запрету на въезд, противоречивыми сообщениями и непредсказуемой активностью Дональда Трампа в Twitter.  

Все это честная игра, как и некоторый скептицизм по поводу некоторых помощников Дональда Трампа. Майкл Флинн, генерал-лейтенант в отставке, который сейчас занимает пост советника по национальной безопасности, сейчас находится под микроскопом из-за своих пре-иннагурационных контактов с российским послом. Келлиэнн Коннуэй, советник президента, преступила черту, когда начала рекламировать дизайнерскую линию Иванки Трамп во время своего интервью (после того, как ее спросили по поводу новостных сообщений о том, что некоторые магазины неожиданно отказались от этого бренда).

И есть Стив Бэннон, старший советник президента по стратегии. Его обвиняют больше всего во всем, в чем критики видят дьявольского и темного в Белом доме. "Saturday Night Live" [юмористическое развлекательное шоу] изображает его как смерть с косой со зловещим голосом достойным Дарта Вейдера.

Бэннон почти универсальный объект ненависти вашингтонского медиа-корпуса и не только из-за его политики. Когда он был руководителем протрамповского веб-сайта "Breitbart", он конкурировал с традиционными СМИ и часто безжалостно атаковал и высмеивал их.

Враждебность против Бэннона поднялась на новый уровень в последний месяц, когда он неосторожно сказал "New York Times", что "СМИ должны чувствовать стыд и унижение, закрыть свои рты и послушать хотя бы немного". Он также сказал, что СМИ "оппозиционная партия" к администрации Трампа. Для вашингтонских СМИ это были на самом деле воинственные слова.

Джоель Саймон из Комитета защиты журналистов, сказал CNN, что "такой тип речи не только подрывает работу СМИ в этой стране, он ободряет диктаторов по всему миру". Джейкоб Вайберг, руководитель Slate Group [издательская группа], написал в Twitter, что комментарий Бэннона ужасный и "тиранический".

Комментарий Бэннона был конечно возмутительным, но его трудно назвать чем-то новым. В 2009 году глава по связям с общественностью Белого дома при президенте Обаме Анита Данн пыталась ограничить Fox News доступ в Белый дом. Она даже сказала: "Мы будем их рассматривать как оппонентов". Возмущение СМИ по этому поводу были сдержанными, чтобы не сказать больше.

Со времени срыва Бэннона, вы можете слышать, что СМИ вцепились в него в попытках подкопаться под него. В телевизионных зеленых комнатах и в вашингтонских партиях, я слышал журналистов, которые говорят открыто, что пришло время схватить его. Журнал "Time" поместил на свою обложку его фотографию, где он выглядит зловеще, описав его как "Великого манипулятора". Уолтер Исааксон, бывший редактор "Time", хвастался MSNBC, что изображение было выполнено в традиции контроверсийных обложек, которые ставят лидеров на свое место. "Также как мы поместили на обложку (бывшего советника в Белом доме) Майка Дивера, мозги Рональда Рейгана, и обрушили тем самым Рейгана - сказал он ведущим "Morning Joe" - "В общем мы должны иметь такую систему сдержек и противовесов, как судебная система, как пресса".

Репортеры и ученные мужи активизировали свои попытки изобразить Бэннона как кукловода в Белом доме. На прошлой неделе ведущая "Morning Joe" на MSNBC Мика Бжезински сказала: "СМИ получают информацию, что Стив Бэннон последний парень в комнате, особенно вечером, и он дергает за ниточки". Ее со-ведущий Джо Скарборо согласился, что роль Бэннона подлежит "расследованию". 

Я всецело за то, чтобы выяснить кто заправляет в Белом доме, стоя за кулисами, но мы видели к этому мало интереса во времена Обамы.

Это не волновало никого на протяжении четырех лет после принятия Obamacare, пока журналист не написал о том, как влиятельный советник в Белом доме Валери Джаретт участвовала в его некомпетентной имплементации. Либеральный писатель Стивен Брилл написал в 2015 году книгу "America's Bitter Pill", в которой он разоблачал "некомпетентность в Белом доме" за катастрофический запуск Obamacare. "Никогда тут не было группы людей, которые бы более неумело запускали что-то" - сказал он на "National Public Radio" Терри Гроссу, который брал у него интервью по поводу его книги. Большую часть вины он возложил на Джаретт. "Люди в администрации, которые знали, что все идет не так, ходили к президенту с документами преимущественно через его главу аппарата - он сказал - "Президент был защищен, преимущественно Валери Джаретт, от влияний извне...Он не знал, что происходит с его самой важной инициативой в своей администрации". Насколько велико было влияние Джаретт в Белом доме? Брилл брал интервью у президента по поводу борьбы с Obamacare и написал вывод Обамы по этому поводу: "В этом вопросе мне не интересно махать кулаками после драки".

Брилл тогда прямо сказал Обаме, что пять высокопоставленных должностных лиц Обамы сказали ему, что "в практическом плане... Джаретт была реальным главой аппарата в любых вопросах, которые были для нее важны, и она ревностно защищала свою позицию, чтобы убедится, что президент никогда не даст кому-либо слишком много власти". Когда Брилл спросил президента об этой оценке Джаретт, которую дали его помощники, Обама "отказался комментировать" написал Брилл в своей книге. Это сам по себе и был ответ. Получила ли Джаретт такое пристальное внимание прессы к своей роли за восемь лет президентства Обамы, как Бэннон за четыре недели своей работы?

Я не во всем согласен с Бэнноном, некоторые апокалиптические взгляды которого я не разделяю. Рональд Рейган как-то сказал, что если в Вашингтоне кто-то согласен с тобой на 80%, то он союзник, а не враг. Я думаю Бэннон не согласился бы с такой точкой зрения.

Но попытки СМИ превратить Бэннона во врага человечества обрели характер истерической попытки политического убийства. Воскресный выпуск "New York Times" вышел с изумительной статьей на 1 500 слов, озаглавленной: "Фашисты слишком слабые для философа, цитируемого Бэнноном" (онлайн версия вышла с названием "Стив Бэннон цитирует философов, которые вдохновляли фашистов").  "Times" обосновала этот заголовок тем, что он допустил мимолетную ссылку в своей речи на Ватиканской конференции в 2014 году.  В этой речи Бэннон один раз упомянул Юлиуса Эволу, мрачного итальянского философа, который противостоял современности и который сдружился с итальянскими фашистами Муссолини.

Единственная отсылка Бэннона к Эволе была, когда он отметил сильное влияние Александра Дугина на Владимира Путина, ультранационалистического писателя, который "который возвращает нас к Юлиусу Эволе и другим писателям начала ХХ столетия, которые реально поддерживали то, что называется традиционалистское движение, которое в реальности в конечном итоге метастазировалось в итальянский фашизм". Словарное определение слова "метастаз" это "превращаться, особенно в опасные формы". Так что упоминание Бэнноном Эволы вряд ли является его одобрением фашизма.

Не было в этой речи и комплиментов Путину. Отметив, что разговоры Путина о традиционных ценностях сильно впечатляют социальных консерваторов в США, он недвусмысленно предупреждает:

"Это то, с чем мы должны быть очень бдительны. Потому что в конце концов, я думаю Путин и его дружки являются реально клептократами, она действительно империалистическая держава, которая хочет расширяться".

"Times" не заметила замечание Бэннона о "империалистической державе", возможно потому что это не вписывается в либеральную теорию о том, что все из команды Трампа в постели с головорезами Путина.

Это удивительно видеть, как одно упоминание мрачного философа может быть использовано, чтобы очернять помощника в Белом доме. Попытка "Times" соединить Бэннона с фашизмом была подхвачена. Либеральное издание "Forward" выдал длинный заголовок "Встречайте любимого философа Бэннона и Муссолини". Статья обвиняет Бэннона в том, что у него "похоже родство" с фашистом Эволой.

Намного больше оснований для атак давала Анита Данн, когда она была руководителем  по связям с общественностью Белого дома. После того, как она объявила войну Fox News, некоторые репортеры обнаружили, что она реально цитировала Мао Цзедуна как одного из своих любимых философов. В своей речи, после того как она заняла свой пост в Белом доме Обамы, она сказала, что "есть два человека, к которым я обращаюсь чаще всего" и это Мать Тереза и Мао Цзедун. Позже она мало обсуждала монахиню, но много говорила об уроках, которым научил ее Мао.

Комментарии по поводу Мао побудили Уильяма Рэтлиффа, эксперта по Китаю из Гуверовского и Стэнфордского институтов, назвать ее заявление "возмутительным и жалким", учитывая роль Мао в смерти более 50 миллионов человек, это "делает невозможным для любого серьезного человека рассматривать его как великого философа". Данн сказала, что она говорила иронично и этот критик просто не понял шутки. История бурлила в Вашингтоне не более половины дня.

Остается надеяться, что попытка "Times"  представить Бэннона как фашистского философа на гораздо менее существенных основаниях привлечет не больше внимания. Для меня не удивительно, что драчливый Бэннон стал настолько ненавистной персоной среди многих типов СМИ, также как не является шоком для меня то, что его отказ предоставлять новостные лакомые кусочки для репортеров не ценится.

Но стандарты должны соблюдаться. Конечно СМИ не должны "закрывать рот", когда дело касается администрации Трампа. Но да, немного прислушаться и заняться самоанализом по поводу двойных стандартов, которыми они покрывали администрацию Обамы, будет полезно и поможет общественности, которая читает их репортажи.

Оригинал National Review

четверг, 9 февраля 2017 г.

Tea Party Movement: революция, которая осталась незамеченной





Наиболее страшные слова в английском языке: 
«Я из правительства, и я здесь, чтобы помочь».

Рональд Рейган

В 2011 году украинские зрители и читатели СМИ могли во всех подробностях наблюдать движение, которое пиарили все мировые СМИ - Occupy Wall Street. Группы молодых студентов которых поддержали левацкие "властители дум" требовали...а что собственно требовали? Справедливости, наказать богачей с Уолл Стрит, поднять налоги и раздать бедным, а некоторые даже выражали солидарность с "народом Палестины" и требовали покарать Израиль (sic!). Типичный набор левых бредней. Тем не менее мы лицезрели это чуть ли не в онлайн режиме.

Сейчас мы также лицезреем бунты тех же самых, кто занимались "оккупацией" в 2011 году и так же видим этот разгон чуть ли не в режиме онлайн, со всеми подробностями, вплоть то графика приема пищи "протестующих".

Но что мы знаем о другом движении протеста, которое получило название Tea Party Movement? Аж ничего, потому что СМИ особо решили не нагружать нас этим явлением, ведь ясно же, что мейнстримная лево-либеральная пресса США и мира предпочитала замалчивать либо же клеветать на это движение, а наши доморощенные "журналисты" следовали тренду. Ну что ж, я кратко попробую исправить это недоразумение.

Как я думаю всем известно, в 1767 году Парламент Великобритании принял Тауншедский закон, который облагал пошлиной чай, ввозимый в колонии. Это положило начало долгому кризису в отношениях между Североамериканскими колониями и короной. В США начали организовываться разные движения и организации протеста. Одной из них была "Сыны свободы", которая боролась против налогов с лозунгом "нет налогам без представительства". 29 ноября 1773 года "Сыны свободы" пробрались на британский корабль "Дартмут" и уничтожили весь привезенный британцами чай, сбросив его в воду. Эта акция получила название "Boston Tea Party" (Бостонское чаепитие) и стало началом Американской революции.

Я думаю понятно какие коннотации вызывало словосочетание Tea Party у американцев - это движение патриотов. Вроде бы. Но я думаю, украинские патриоты, по крайней мере многие, не поймут того, что это стало и символом противостояния правительству, противостояния центральной власти, противостояние того, что американцы называют "big goverment", т.е. правительства, которое обладает слишком большой властью, вернее любой властью, которая больше минимальной. То есть Tea Party стало символом патриотического противостояния правительству, причем не просто конкретному правительству, а правительству вообще любому.

Возвращаясь ближе к нашим дням, следует сказать, что словосочетание Tea Party  во всю использовал бывший конгрессмен республиканец от штата Техас Рон Пол, главная звезда американских либертарианцев. Рон Пол в 90-х стал главный идеологом американских либератрианцев и постоянно был в конфликте с истеблишментом Республиканской партии. Но Рон Пол так никогда и не добился успеха, разве ввел в политику своего сына Рэнда Пола, который сейчас является сенатором республиканцем от штата Кентукки и который тоже считается перспективным, хоть часть либертарианцев считает его соглашателем, потому что он менее радикально настроен чем его отец.

Начало нашей истории уходит к 2008 году, когда министр финансов Генри Полсон внес свой "план Полсона" в Сенат, который предполагал вливание 700 миллиардов долларов в финансовый сектор в рамках борьбы с финансовым кризисом. Это вызвало демарш ряда республиканцев, например Майка Пенса - нынешнего вице-президента, например Ньюта Гингрича - нынешнего приближенного советника президента Трампа и других. В Республиканской партии времен Буша была четкая иерархия: были неоконсерваторы, которые считались истеблишментом и фактически держали почти все рычаги власти в своих руках, а были все остальные, на самом деле разношерстная кампания: либертарианцы, палеоконсерваторы, старые правые и т.д. Но "план Полсона" стал первым детонатором, который сблизил позиции "всех остальных" - все они были категорически против плана, который многие откровенно называли "социалистическим".

Но главным знаковым событием в нашей истории является 19 февраля 2009 года. 

В 2008 году на президентских выборах выиграл Обама. Не исключено то, что его оппонент сенатор Джон Маккейн лишился части поддержки республиканских избирателей, из-за того, что был сторонником плана Полсона и всячески выступал в его поддержку, хотя в среде республиканских сторонников он мягко говоря вызывал неоднозначные реакции. Отход от поддержки неоконсерваторов избирателями начался уже тогда.

Придя к власти, Обама провел Homeowners Affordability and Stability Plan, которыми Обама выделял 300 млрд долларов (всмотритесь в цифру!) для "спасения ипотечных заемщиков". 19 февраля 2009 года журналист CNBC Рик Сантелли из здания Чикагской биржи произнес знаковую речь, которая считается началом Tea Party Movement. В эмоциональной форме Рик Сантелли сказал, что Обама своим законом одобряет плохое поведение и хочет из денег налогоплательщиков поощрять ипотечных неудачников. "Хотим ли мы поощрять людей, которые должны нести ответственность, не перекладывая ее на других?" - спрашивал Сантелли. "Мы тут с ребятами хотим устроить Чикагское чаепитие" - сказал Сантелли, под аплодисменты брокеров Чикаго.

Видео с выступлением Сантелли разлетелось по сети. Многие активисты и простые избиратели республиканцы ширили призывы начать что-то делать. К этому подключились влиятельные консервативные организации, как-то "Americans for Prosperity" или "Herritage Foundation". Блогер Кели Карендер стала первой, кто организовал уличный протест в Сиетле. Дальше пошел эффект домино. 

Очень важной фигурами стали редактор Fox News Мишель Малкин и журналист Стивен Берен, благодаря им у протестующих появилась медийная поддержка в лице Fox News.

В городах разных штатов митинги протеста собирали от 100 тысяч человек, которые требовали от Обамы и правительства вообще прекратить тратить деньги налогоплательщиков непонятно куда, требовали вернуть гражданам их деньги, снизить бремя государства с их плечей, снижать налоги и прекратить строить big goverment. Протестующие выдвинули программу, которая получила название "Contract from America", которая была аллюзией на программу, выдвинутую Ньютом Гингричем в 1996 году, которую он назвал "Contract with America".  

Основные требования "Contract from America":

1. Защитить конституцию.
2. Отказаться от регуляций государства в экономике.
3. Принять сбалансированный бюджет.
4. Принять более простую и понятную налоговую систему.
5. Восстановить фискальную ответственность и конституционно ограниченное правительство.
6. Прекратить государственные траты.
7. Заменить медицинскую систему, которая должна стать открытой, конкурентноспособной и соответствовать рыночным условиям.
8. Разрешить добычу энергоресурсов на территории США.
9. Защитить приватность американцев.
10. Прекратить незаконное федеральное регулирование исполнительной власти и ограничить федеральное правительство в возможности принимать регуляционные акты.

12 сентября 2009 года состоялся самый крупный митинг Tea Party Movement, который получил название "Марш на Вашингтон", который собрал по разным оценкам от 500 тысяч  до миллиона человек на Площади свободы, возле Белого дома. На этом марше выступил будущий вице-президент Майк Пенс, который стал любимчиком активистов Tea Party Movement.

Игнорировать такое мощное движение уже было нельзя. Первыми отозвались впрочем не "истеблишмент" слонов, а их спонсоры: миллиардеры Дэвид и Чарльз Кохи, миллиардер Чарльз Мерсер и некоторые другие. Организация, спонсируемая Кохами, еще в начале сыграла важную роль, это "Americans for Prosperity". Теперь подключилась тяжеловесы такие как "Freedom Works" , "Herritage Fondation", "Cato Insnitute".  Tea Party Movement получило деньги и главное структуру, оно стало институциональным движением, фактически слившись с "внутренней оппозицией" Республиканской партии и некоторыми организациями партии вроде "Freedom Caucus".

Теперь голос Tea Party Movement в Республиканской партии нельзя было игнорировать, а кто пытался заканчивал печально. В 2012 году в штате Техас за место в Сенате схлестнулись молодой Тед Круз, бывший прокурор и сенатор республиканец со стажем и человек из истеблишмента Дэвид Дьюхерст, вице-губернатор Техаса. "Чайники" поддержали Теда Круза, истеблишмент играл за Дьюхерста. Результат известен: Тед Круз сенатор от штата Техас, Дьюхерст - на пенсии. Тед Круз пообещал быть принципиальным и отстаивать интересы Tea Party Movement, в том числе и против однопартийцев из "вашингтонского болота". Стоит сказать Тед свое слово сдержал, став одним из самых принципиальных сенаторов.

Другой пример - Марко Рубио. Он тоже баллотируясь во Флориде на праймериз сумел заручиться поддержкой Tea Party Movement и выиграл их разгромно, набрал более 80%, а потом выиграл и выборы в Сенат, обыграв бывшего республиканца Чарли Криста и демократа Кендрика Мика. Впрочем отношение к Рубио, как к сенатору не столь однозначно, в отличии от Теда Круза, многие из Tea Party Movement считают, что Рубио уж слишком сблизился с "толстыми котами" из партии.

Еще более яркий пример. В 2014 году партийный бонза Эрик Кантор, бывший спикер Конгресса, сенсационно проиграл праймериз в Виргинии. Его победил неизвестный широкой публике экономист Дэйв Брэт. Брэт победил, потому что поддержку ему оказали Tea Party Movement. Для многих проигрыш Кантора стал шоком, но не для тех, кто увидел тенденцию.

Свергать королей на этом не остановились. Движение начало давление на республиканцев, требуя сместить спикера Конгресса Джона Бенера. В 2015 году Джон Бенер вынужден был сложить свои полномочия. Попытки протянуть на пост Кевина Маккартни не прошли, Tea Party Movement поддержали Пола Райана. Он и стал спикером.

Еще ярче эта тенденция показала себя на выборах. На праймериз республиканцев первые места заняли кандидаты тем или иным образом связанные c Tea Party Movement: Дональд Трамп (через Майка Пенса и Ньюта Гингрича), Тед Круз и Марко Рубио. В тоже время Джеб Буш, неоконсерватор и человек истеблишмента, закончил гонку рано и почти позорно.

Революция Tea Party Movement полностью изменила ситуацию в Республиканской партии. Неоконы нельзя сказать, чтобы утратили свое влияние, но это уже не то доминирование, которое было раньше. Движение стало существенной частью жизни правой Америки, а многие требования взяты на вооружение Дональдом Трампом. Именно потому что Дональд говорил почти все идеи, которые ранее озвучили участники движения, Дональд стал президентом. Просто он был более радикален, эксцентричен и популистичен, чем его коллеги. Но сути это не меняет. Это лишь продолжение революции, начатой речью Рика Сантелли 19 февраля 2009 года. 

суббота, 4 февраля 2017 г.

Майло: "Я человек, который раздражает их больше чем кто-либо,потому что я эффективный"




Интервью Майло Яннопулоса Такеру Карлсону на Fox News

Такер: Насильственные беспорядки вспыхнули возле Университета Беркли в Калифорнии, которые вы могли наблюдать в прямом эфире вчера вечером. Человек, который заставил кампус дрожать, присоединился к нам сегодня ночью в студии, это его первое интервью после вспышки насилия. Добрый вечер и добро пожаловать на Tucker Carlson Tonight.

Существуют мало людей, которых левые ненавидят также как и Майло Яннопулоса, гея,  иммигранта еврейского происхождения, который стал лицом правых. Доказательства того, что случилось вчера вечером в Беркли, где Майло должен был выступать с речью, но был эвакуирован в целях его собственной безопасности, у нас на экране. Давайте посмотрим, что случилось.

Такой Америка была прошлой ночью, редактор портала Breitbart Майло Яннопулос присоединяется к нам в студии для своего первого интервью с тех пор, как мы общались с ним по телефону вчера вечером, спасибо, что пришли к нам. Причина по которой я хотел с Вами поговорить не в том, что я поддерживаю Ваши взгляды, со многими из которых я согласен, с некоторыми - нет, причина в том, что Вы хотели выразить свои взгляды, но эта попытка была пресечена насилием со стороны толпы. Получается если вы анархист, или саентолог, или зеленый активист, то это не имело бы значения, но Вам не позволили реализовать свои права согласно первой поправке и это шокирует. Дайте нам быстрое резюме того, что случилось с Вами прошлой ночью.

Майло: Ну во-первых я думаю, что я согласен с Вами, я не являюсь никем из того, как эти плакаты меня характеризуют, в попытке узаконить насилие, но даже если бы и был, я думаю это не играло бы никакой роли, как Вы сказали. В общем я пошел, чтобы подготовить свое выступление за пару часов до него, чтобы установить технику и переодеться в костюм, как Вы знаете, у меня был замечательный наряд, который я планировал надеть и из-за этого я больше всего расстроен вчерашними событиями. Я хотел говорить о культурной апроприации в индейском головном уборе, с вышитым на нем моим именем, и я так зол, что не смог его надеть.

В общем, мы вошли за час или два до этого, мы это все планировали и вдруг за окном начали раздаваться выстрелы, там взрывались петарды и камни летели в здание, в полицию летели вещи и я был эвакуирован на пятый этаж по пожарной лестнице, это было очень захватывающе. Я был эвакуирован из здания, меня проинформировали, что я был эвакуирован, потому что снаружи сотни протестующих, которые громят все подряд, кидают вещи в полицию, полиция, как мне кажется, особо с этим ничего не делала, а скрылась в здании. Первый этаж штурмовали, поэтому мы двинулись на парковку, нашли машину, увидели, что выход заблокирован, потом мы побежали искать другую машину, наконец нашли одну, меня туда впихнули,  надели на меня бронежилет и мы смылись оттуда. Это цена, которую вы платите, чтобы быть либертарианцем или консерватором в кампусах колледжа.

Такер: Что бросается в глаза, так это то, что я уверен в том, что среднестатистический полицейский не симпатизирует такой толпе, у меня нет в этом сомнений, но правда в том, что они не пытались Вас защитить в сколь-нибудь значимой мере, видео доказывает это. Вы это подтверждаете?

Майло: Ну мы не знаем этого абсолютно точно, но что я Вам могу сказать точно, так это то, что мэр Беркли, который подстрекал к этим вещам, который сегодня должен был извиниться, за типичные левые ярлыки, которые он на меня навешивал, сегодня...

Такер: Что он сказал о Вас?

Майло: Обычную чернуху, это "спикер белых супрематистов", я вас прошу, любой, кто проводил пять секунд в моей кампании или две секунды в моей постели, знают, что я не белый супрематист, но это обычная чернуха, которую они закидывают, чтобы узаконить свое насилие, вы же знаете, они обзывают меня самыми худшими словами, это как "ударь нациста", знаете? Я могу представить себе разумного человека, который принимает аргумент, что это нормально: ударить нациста, но проблема в том, что левые называют нацистами всех подряд, поэтому они по-сути могут бить всех, кто не из их числа.

Такер: Подождите минутку, но разве не нацисты так делают? Разве нацисты не тем отличаются от всех нас, что нацисты не терпят инакомыслия, что делают цивилизованные люди?

Майло: Это Вы так думаете. я имею ввиду, что когда я анонсировал свою книгу, были люди, которые обещали ее сжечь и при этом называли меня фашистом, я думаю это тот вид иронии, которую прогрессивные левые не понимают. Но реальная проблема в этом навешивании ярлыков в том, вы же знаете, как я люблю быть на шоу и я люблю внимание, но реальных людей, которых я хочу услышать, которые являются обычными консерваторами, ребята которые работают в CNN легитимизировали как белых супрематистов, антисемитов, расистов, сексистов, которыми они не являются. Это все является неизбежным следствием этого.

Такер: Ну у меня есть тут очевидно свой интерес, потому что я больше не работаю в этой сети, я даже не хочу, подтверждать все то, что Вы сказали, но я должен это сделать, потому что это правда, вот твит, который они адресовали Вам, это из Твиттера CNN: "экстремист Майло Яннопулос, мероприятие которого вызвало протесты в Беркли, очень огорчен руководством колледжа и собранием белых супрематистов". это из Твиттера CNN. Что-нибудь из этого правда?

Майло: Нет! Я имею ввиду бред, он и есть бред.

Такер: Но подтекст такой, что Вы это заслужили.

Майло: Да и они должны понести за это ответственность, средства массовой информации создали эту атмосферу, где считается нормальным сказать о ком-угодно что-угодно, вы знаете право Джейн Фонды, если у вас хоть немного консервативные взгляды или даже либертарианская точка зрения, особенно если вы харизматичный, убедительный и веселый, как мы с Вами, о вас скажут отвратительные вещи и это способ легитимации таких вещей, которые произошли прошлой ночью, то есть насильственных беспорядков.

Такер: Но что меня больше всего поражает, что это не должны быть правые или левые дебаты, потому что все американцы от самого рождения имеют права, закрепленные в Билле о правах, говорить то что они считают нужным в любое время. И все-таки я детально проверил и попытался найти либералов, которые стали бы на Вашу защиту. И я нашел одного. Питер Бейнарт из Atlantic, который искренний и принципиальный либерал, он встал на Вашу защиту. Остальные этого не сделали и некоторые даже кажется одобрили насилие против Вас, чтобы не дать Вам высказаться.

Майло: Ну они в безвыходном положении, разве не так? Потому что если ты против этого и осуждаешь это, то тем самым ты говоришь, что что-то не так с твоей стороны, ты говоришь: "то что мы сделали, это создали такую атмосферу, что считается нормальным физически нападать на гостей". Давайте будем предельно откровенны, это попытка изобразить то что случилось прошлой ночью, то есть уничтожение частной собственности, как протест, но это им не было, это были насильственные беспорядки, в которых на людей насильственно нападали, у людей шла кровь, людей избивали, и все это произошло с разными людьми, не все из них были моими фанатами, некоторые пришли просто послушать, что я скажу и эти люди были насильственно атакованы.

Это политическое насилие полностью соответствует мнению мейнстрима и тому, что CNN и другие сети хотят сделать, когда они внушают что-то потустороннее или зловещее, или гнусное обо мне, чтобы легитимизировать плохое поведение со своей стороны.

Такер: Но даже если есть что-то потустороннее, зловещее или гнусное в Вас, Вы все равно имеете права и абсолютное право донести свои политические взгляды, разве нет?

Майло: Особенно смешно то, что я не говорю ничего такого, как признал сегодня даже New York Magazine, чтобы выходило бы за мейнстрим типичного избирателя Трампа. У меня нет мнений, которых бы не разделяли миллионы американцев, я просто доношу их в так сказать более интересной и провокативной форме и на чуть более широкой платформе.

Такер: Я могу просто дать, в смысле, я могу дать Вам тысячи примеров, это например и заголовок New York Times о том, что случилось прошлой ночью, он был сегодня, "Беркли отменил выступление Майло Яннопулоса и Дональд Трамп твитит безобразие", ни одного упоминания того факта, что вас туда не пустила толпа, а вот в первом абзаце "выступление сеющего разногласия правого писателя Майло Яннопулоса" и тому подобное.

Майло: Они пытаются внушить, кстати Bloomberg сделал тоже самое, они написали: "Майло Яннопулос спровоцировал протесты".

Такер: Куда это конкретно нас ведет?

Майло:  Ну, я в этом вопросе наверное больший оптимист, чем большинство консерваторов, потому что я был в большем количестве кампусов колледжей, чем кто-либо еще в Америке за прошедшие 12 месяцев своего тура и я видел изменение атмосферы, я видел, что консерваторы взбодрились и становятся более счастливыми, я видел больше тех выпускников, которые меняли свои позиции, чем тех, кто собирался и дальше поддерживать свою старую школу.

Я имею ввиду, что Миссури, которые потворствовали расовым задирам, они обнаружили, что они потеряли 30- 40 миллионов долларов пожертвований выпускников и зачисления упали так, что они должны были закрыть два общежития, вы знаете это. Это стало происходить по всей Америке и мое мнение, что рынок высшего образования в Америке, а это рынок, должен это исправить, потому что придется закрывать школы. Или они идут по пути Университета Чикаго и говорят: "эти правила здесь больше не работают, если вы хотите безопасное место, это место, куда вы пришли, чтобы меняться, это место, куда вы пришли, чтобы предложить себя людям, которых вы думаете вы ненавидите и будете смотреть, изменится ли ваше мнение по этому поводу", или они пойдут по пути Университета Миссури и лишь один тип из этих университетов будет финансово жизнеспособным на долгий термин.

Такер: Итак, я уверен, что получу письмо, где будет сказано "Майло не серьезный человек, он провокатор", на что я мог бы ответить, что меня это не волнует, он имеет право на точку зрения и имеет право донести ее. Но мне интересен Ваш ответ на эту критику, потому что Вы слышите это много раз, что на самом деле не аргумент, но говорят же, что Вы пытаетесь спровоцировать такой ответ, какой мы видели прошлой ночью.

Майло: А мой ответ: и что? Кому какое дело? Я артист, я исполнитель, это часть моих лекций, это часть того, что диктаторы не любят, одна из тех вещей, которых диктаторы не любят, это звук лекции, которую они не могут контролировать.

Они не могут контролировать вещи, которые вы находите смешными и это одна из причин, почему левые все время пытаются диктовать какой юмор является приемлемым. О, ты не можешь рассказывать эту шутку, она сексистская, ты не можешь рассказывать эту шутку, она расистская, ну они и делают это, потому что смех та штука, которую вы не можете контролировать и они пытаются это подавить, Я для них худший пример того, кто и убедительный, и интересный, и смешной. Все мои шоу продаются, каждый раз люди мне говорят: "я не думал, что ты меня изменишь", вот это и делает меня опасным, потому что моя аудитория очень молода, очень большая и очень сильная, я человек, который раздражает их больше чем кто-либо, за исключением Дональда Трампа, потому что я эффективный и я пугаю их.

Такер: Кто бы еще мог твитить о Вас в три часа утра, кстати.

Майло: Это правда, это правда. Папочка прикрывает мне спину.

Такер: Нужно сказать, что это ужасает, что вице-губернатор Калифорнии не нападал на Гевина Ньюсома, не нападал на толпу, которая поджигала автомобили, пыталась избить Вас и травмировала кучу народу, зато он напал на Трампа за угрозу прекратить федеральное финансирование Университета Калифорнии.

Майло: Ну, это мне кажется довольно предсказуемым, если ты не выполняешь свою юридическую обязанность следить за соблюдением первой поправки и обеспечением спикера платформой и аудиторией, безопасностью тех, кто пришел слушать, независимо от идеологии, как вы говорили ранее, то университет не выполняет свою функцию. Беркли получает 370 миллионов долларов в год, это один из наибольших исследовательских университетов, он является одним из самых рейтинговых университетов, но он штампует выпускников, которые не делают слишком много, потому что только 47% выпускников устраиваются на работу после выпуска. Мне кажется много из этих федеральных денег можно было бы использовать более эффективно, если Беркли не выполняет свои обязательства по поправкам к Конституции.

Такер: Я хотел коснуться Вашей книги, Вы же путешествуете по стране, чтобы продать книгу.

Майло: Я только начал. Я думаю перейти к книжному туру, а поэтому Беркли должен был стать финалом, моим прекрасным костюмированным финалом. Я сейчас сосредоточен на книге, которая вышла на первое место по продажам на Amazon.

Такер: Это книга издательства Simon and Schuster и они получили много критики, за то что выдали Вам аванс за книгу и позволили ее опубликовать, но они поручились, что книга не будет содержать то, что называется "язык ненависти". Так что же такое "язык ненависти"?

Майло: Я не знаю! Они сейчас конечно будут ужасаться, но я не имею ни малейшего представления и я думаю, что такого понимания никто не имеет. Я думаю это должно было бы означать, что это речь, которая кому-то где-то не нравится, неправильные шутки, что-то, что оскорбляет чьи-то чувства или политические взгляды, да что угодно. Безусловно Верховный суд не признает это таким типом речи, к которому следует относится как-то по особенному или вроде того.

Я думаю, левые определяют "язык ненависти" как все то, что им не нравится, все то, что нарушает доктрину социальной справедливости, доктрины феминизма, Black lives matter. Это своего рода идеология и я не слышал, чтобы это было бы четко определенно в терминах.

Такер: Я тоже даже не представляю, что это значит, но поскольку Ваши издатели Simon and Schuster пообещали, что этого не будет в Ваше книге, может они Вам могут сказать, что такое "язык ненависти" и что они собираются удалить из Вашей рукописи.

Майло: Я получу с этим столько проблем! Я не знаю, что они под этим понимают. Смотрите, все что я могу Вам сказать это то, что эта книга будет гораздо более серьезной, чем многие наверное ожидают от меня. Я организовал мой тур по колледжам, чтобы подкинуть бомб, я хотел быть возмутительным, как бы там ни было. Эта книга же будет достаточно содержательна, достаточно субстанциональна, она будет довольно большой и будет затрагивать большой круг проблем. Это будет одна из самых больших книг 2017 года, она будет рассчитана преимущественно на миллениальное поколение, которое неожиданно проснулось и решило, что быть Республиканцем это круто, и быть либертарианцем тоже, это альтернативный выбор.

Я один из тех людей, на которых они смотрят как своего рода культурную фигуру, эта книга намного более важна, чем люди могут себе представить, поэтому если ты феминистка или активист Black lives matter, которые стремятся оскорбится этой книгой, то вы можете быть разочарованы, и если вы ждете, что эта книга будет сборником шуток про черных парней и шуточек про толстых, то вы тоже будете разочарованы. Это довольно субстанциональная книга, это книга о том, где Америка по-моему мнения пошла неверным путем с точки зрения соблюдения первой поправки, по поводу свободы слова в кампусах колледжей, в медиа и вообще повсюду в Америке.

Такер: Мы немного говорили об этом вчера вечером, но Вы безусловно иммигрант из Великобритании.

Майло: Ну, технически я прибыл по визе...

Такер: Я могу предположить, что Вы прибыли сюда, ожидая, что это место, где Вы можете свободно выражать свои взгляды, даже если не все согласны с ними, как это записано в Биллях.

Майло: Это ужасно, я не хочу выглядеть театральным и разводить мелодраму, но это ужасно. Приехав сюда, на землю свободных, в дом храбрых и бла, бла, бла, чтобы устроить тур по колледжам и быть тут журналистом, представлять четвертую власть в Америке, вы представляете, что тут можно говорить что-угодно, делать что хочешь, быть кем хочешь, правильно? Вот что ты думаешь, приезжая из Европы, где на самом деле не существует защиты свободы слова, в Европе это все подвержено правилам и регуляциям, в Европе вас могут арестовать за мизогенизм или за то, что слишком агрессивный. Это вещи, за которые в Европе может прийти полиция и забрать вас, и американцы не понимают как плохо с этим обстоят дела в Европе.

Америку я всегда представлял как страну, где ты можешь говорить и делать, что тебе нравиться. То что я обнаружил, не только в журналистике, но и в индустрии развлечений, и в частности и самое важное в академической среде, куда я на самом деле пытаюсь прорваться и бороться там с левыми, за что они меня и ненавидят так сильно, потому что консерваторы все время проявляют бесхребетность. Я борюсь с ними и в кампусах колледжей я ощутил ограничения свободы слова, групповое давление и штрафы, социальные, институциональные и финансовые санкции за свободное выражение взглядов, все то, что я раньше никогда не испытывал а себе.

Такер: У нас есть официальные хранители первой поправки, ACLU является лидером исторически, мы пытались пригласить их президента Энтони Ромеро, чтобы поговорить об этом, он отказался прийти и поговорить с нами, мы приглашали разные организации по защите прав человека прийти к нам, но никто из ACLU или Pan America  не согласился. Связывались ли с Вами кто-нибудь из организаций, которые декламируют своей деятельностью защиту первой поправки, со словами: "мы Вам поможем"?

Майло: Нет, конечно же нет, потому что эти организации имеют свое собственное видение свободы слова, которая имеет чрезвычайно ограниченный характер и консервативную точку зрения удаляют из мейнстрима, Это причина почему существуют параллельные консервативные медиа в этой стране, это причина, почему существует этот экстраординарный раскол между либералами и консерваторами в этой стране, это все потому, что эстеблишмент, медиа, академическое сообщество и естеблишмент развлекательной индустрии объявили определенные политические взгляды респектабельными, разумными, мейнстримными, другие же не подлежат выражению в публичном пространстве.

Такер: Это определение коррупции, к сожалению и мы все будем за это расплачиваться. Майло, спасибо большое!

Оригинал на Youtube

воскресенье, 29 января 2017 г.

Почему Демократы потеряли рабочий класс





Лекция Майло Яннопулоса в Университете Колорадо Спрингс

Я слышал протестующим не очень весело там в такую погоду. Стыдно. Бедные овечки.

Вообще я и моя команда нашли паблик Facebook-группы АНТИФА перед этими протестами. В нем они дискутировали стоит или нет надевать маски, чтобы спрятать свою личность, при этом используя свои реальные Facebook-имена, чтобы все их видели. Нет, я не шучу, мои враги просто охренительно тупые.

Чертовы идиоты.

Ладно, давайте к делу...

Демократы абсолютно не понимают, что с ними произошло на этих выборах. Но для меня это предельно ясно. Демократы превратились из партии обывателя в партию рогоносцев.

Когда-то этот избиратель поддерживал Демократическую партию. Этот человек тяжело трудился в грязных и опасных условиях, часто укорачивая свою жизнь из-за болезней и травм, ради Американской мечты - дать своей семье лучшую жизнь.

Этот тип человека был и до сих пор остался хребтом этой нации, и он никуда не делся, оставаясь на заводах и даже в угольных шахтах. Леваки вам гордо объявят, что хотят вывести угольные шахты из бизнеса.

Но этот парень больше не приветствуется прогрессистами и Демократами.

У них есть новый любимый избиратель.

Вот он! Демократ последних лет. Воин за социальную справедливость. Он не работает или работает в сфере обслуживания, потому что он слишком занят, жалуясь на жизнь. Он скорее всего присоединился к Маршу женщин в Вашингтоне, пытаясь подцепить одну из них.

Это глубокое изменение показывает массивный сдвиг всецело в самое крайнее крыло левой политики, которую мы называем Политикой идентичности. Самое главное это к какой группе меньшинств ты принадлежишь и насколько ты обижен.

Белый рабочий класс несовместим с теми, кто шагнул еще левее. С нянчащимися училками. С надменными профессорами колледжей и еще хуже, с их студентами с промытыми мозгами, которые бросают лозунги. С расовыми дельцами, которые называют их "частью проблемы", просто потому что они белые. Я не могу винить никого, кто ушел подальше от левых, а вы?

Давайте начистоту, что потеряли левые. Белый рабочий класс отвернулся от своей исторической моды голосовать за Демократическую партию в ходе этих выборов. Числа были ошеломляющими даже для такого ошеломляющего как я.

Я не хочу быть задротом, как эти неудачники с низким тестостероном из Guardian или из ужасного FiveThirtyEight, но я должен поделится с вами несколькими из ключевых показателей статистики с Pew Research.

Белые, закончившие образование в колледже, проголосовали за Дональда Трампа с разницей в 4%. Это аналогично тому, как они голосовали за Митта Ромни. Это немного смущает как для правды, но мы должны признать, что эти бестолковые #NeverTrump люди все являются яйцеголовыми из колледжей. Доказательство того, что колледж может сделать тебя глупее.

Но цифры по тех, кто не закончил колледж впечатляют. Пороговые 39% для Трампа! Это печалит, леди и джентльмены, также, как миллениалов повергал в уныние постинг Пепе в Twitter.

Давайте проясним одну вещь. Без высшего образования не означают тупые. Это означает, что вы мудро выбрали не платить 40 000 долларов в год, чтобы слушать лекции о микроагрессии. Некоторые из самых умных и успешных людей в истории были из тех, кого исключили из колледжа, как меня например, или люди, которые вообще никогда туда не ходили, как многие из моей команды в этом туре.

Они умнее - также как и я - чем 90 процентов людей в этой комнате. Они уже намного успешнее и уже имеют работу, которая доставляет им удовольствие, и они умеют большее политическое и культурное влияние, чем большинство в этой комнате.

Без обид! Но я говорю о том, что "без высшего образования" не есть синонимом слова реднек или тупой идиот. Процентов 50 наиболее успешных людей, которых я знаю не получили дипломы о высшем образовании.

Раскол среди всех избирателей тоже удивительный. Люди с высшем образованием ушли к Хиллари с разницей в 9%, в то время как люди без высшего образования ушли к Трампу с разницей 8%. Мы не видели такого раскола с 1980-го года.

Таким образом вместо того, чтобы думать в категориях умные против тупых, попытайтесь подумать об этом расколе в культурном плане.

Если мы посмотрим как голосовали округа в спорных штатах, это показательная история. Трамп выиграл Висконсин, взяв 10 округов, которые были всегда за Демократами. Округ Кеноша был Демократическим с 1972 года, но он пошел за Трампом. Подобные истории и округа существуют в каждом штате.

Факты показывают очень ясно, что левые потеряли белый рабочий класс. Белый рабочий класс всегда был оплотом Демократов, в основном потому что Демократы контролировали профсоюзы. Очень давно, когда профсоюзы еще имели реальное предназначение, Демократы боролись за вещи, которые мы сейчас ценим, вроде сорокачасовой рабочей недели или запрета детского труда.

Как вы можете догадаться, я был бы не против возвращения детского труда, потому что я не очень люблю детей, но даже я в целом знаю, что нам всем будет лучше, если дети будут ходить в школу.

Либералы имеют много теорий на тему, почему рабочие отказались от них. Наиболее банальная из них это их старый запас "они все расисты". Это абсурд...те округа, о которых я недавно упоминал, голосовали за Обаму, большинство из них дважды.

Они также аргументируют то, почему белый рабочий класс за них не голосовал тем, что они так сделали из-за злости. Они голосовали за кандидата клоуна из вредности, чтобы навредить всему миру, который причинил им вред. Это отрывок из плохо написанного романа, это наверное написано где-то в Гарри Поттере, так как это единственная книга, на которую миллениальные либералы могут ссылаться.

Опять же, эта их теория, как и все другие, безумие. Американские избиратели имели несколько вариантов, чтобы выразить свое недовольство системой.

Они могли голосовать за кандидатов от третьих партий вроде сумасшедшей Джил Стайн или за парящего в небесах Гари Джонсона.

Может даже за героического Джеба Буша.

Или они могли просто остаться дома. И угадайте что? Демократы делали это, варьируя разные варианты, во многих разных штатах. В тоже время попытки Демократов подтолкнуть Республиканцев голосовать за третьи партии обернулись полным провалом. Даже МакМаффин не выиграл свой родной штат Юта.

Это был аргумент Обамы. Он лихо дал пощечину тем самым людям, которые за него голосовали в Пенсильвании, когда сказал:

"Они чувствуют горечь; они цепляются за оружие или религию, или за антипатию к людям, которые их не любят, или за антиммигрантские настроения, чтобы объяснить свою фрустрацию".

Какое чудесное заявление. После того, как он это сказал, многие американцы поняли насколько их президент был действительно оторван от них. Но оказывается оторван был не только Обама, а и вся партия.

Давайте просто рассмотрим ценности рабочего класса и мы увидим, насколько несовместимы с современными левыми они стали.

Белый рабочий класс хочет работу. Они не хотят застрять, пытаясь свести концы с концами на работе с неполным рабочем днем и сидеть на государственной помощи. Они хотят хорошо оплачиваемую работу, которой могли бы гордится.  Тот тип работы, который бежал из Америки благодаря левым.

Белый рабочий класс хочет безопасности. Они хотят тяжело трудиться, при этом не беспокоясь, что их семьи в опасности из-за террористов и преступников. Это базовые американские ценности, которые были хорошо проиллюстрированы Норманом Роквеллом.

Белый рабочий класс хочет свободы делать то, что они хотят. Если они работают длинную смену, они не хотят слышать выговор яппи, которые говорят, что им нельзя пить много содовой. Они не хотят слышать поучения, что они не могут наслаждаться фильмами, где есть голые сиськи и задницы. Они не хотят садится за видео-игры только для того, чтобы послушать очередную лекцию о сексе и насилии. Они хотят смотреть гонки NASCAR без лекций о глобальном потеплении от людей, которые летают на частных самолетах.

И наконец они хотят свободы слова. Они не хотят, чтобы кто-то им указывал, что они могут говорить и они не хотят, чтобы их назвали расистами или кто-то им рассказывал о том, что они в отчаянии цепляются за Бога или оружие, если они не согласны с их выбранным политиком.

Вы вообще можете часто увидеть, что рабочий класс наслаждается наиболее подрывным искусством. Мадонна, Мэрилин Мэнсон, Guns & Roses. Это все мейнстримные артисты, но они артисты, которые апеллируют преимущественно к рабочему классу.

Что они имеют общего, это то что они толкают и раздвигают границы приличия и пробуют новые и опасные идеи. Как ваш любимый педик Майло Яннопулос, они всегда презирали правящие элиты при этом пользуясь популярностью среди обычных людей.

Вот список ценностей современных демократов.

Глобализация - Хиллари хочет создать экономическую зону без границ. Кто по-вашему наиболее страдает от глобализации? Рабочий класс конечно, из-за депрессии заработной платы, стагнации уровня жизни и безработицы.

Социальная справедливость - политика идентичности является в центре политики социальной справедливости, где жертвы находятся в пирамиде и самые привилегированные люди на Земле это белые. Воины социальной справедливости, особенно на территории кампусов, имеют дерзость подходить к шахтерам и читать им лекции об их привилегированности.  Если вы гетеросексуальный белый мужчина, не важно насколько вы бедны и насколько плохая у вас жизнь, забудьте о любой симпатии со стороны левых.

Ислам - либералы обожают ислам, в основном благодаря политике идентичности. Даже марш за права женщин шел во главе с женщинами с покрытыми головами! Белый рабочий класс хочет безопасности для своих семей, но ислам несет в себе многое, кроме безопасности. Посмотрите на Европу!

Все бесплатно - бесплатное образование, бесплатный контроль рождаемости, бесплатные Обамафоны. Все это оплачивается кем-то и обычно не ультра-богатыми. Это оплачивают из зарплат рабочих, которые видят, что стоимость их страховок стремительно растет.

Контроль за высказываниями - Левые хотят контролировать слова и мысли. Для них Америка должна стать одним большим кампусом колледжа. Рабочий класс ненавидит нравоучения Гарварда и да, даже нравоучения Университета Колорадо Спрингс.

Однако то что левые не ценят, так это взгляды и идентичность избирателей из белого рабочего класса по всей Америке. Последний избирательный цикл принес нам самую порочную анти-белую риторику, которую мы видели за последние годы. Вы несомненно видели этих феминисток, размахивающих плакатами "я купаюсь в слезах белых мужчин" и тому подобное. Вы вероятно видели новостные циклы, которые кричали на белых мужчин день ото дня.

Тот же самый противный покровительствующий тон. Они говорят с вами будто вы тупая собака, которая написала на ковер пятый раз на неделе. Когда это не сработает, они будут винить вас во внутреннем рабстве.

Я должен сказать, что я британский гей, сегодня здесь как предупреждение из Европы, но я смотрю как обычные американцы говорят об этом и это сводит меня с ума. Можно даже сказать, что я оскорблен.

Это именно тот тип вещей, который отправил Трампа в Белый дом. Чем больше и больше избиратели будут видеть Лену Данэм, которая будет говорить об угасании белой расы...Тем дольше Республиканцы будут оставаться у власти.

Много лет левые и их дегенеративные группы вроде Голливуда, нью-йоркских медиа и университетов поносили целую расу. При этом конечно же убеждая нас, что раса это всего навсего социальный конструкт.

В этой стране около 200-от миллионов белых людей. Вы действительно думаете они не устанут от того, что вы будете их изводить, врать о них, оскорблять их и они не будут голосовать за то, чтобы спасти себя от вашего одиозного фанатизма?

Левые ругали, набрасывались и поддали остракизму огромный срез населения, основываясь на цвете коже.

Если вы слушаете это и вы писали или твиттили, что "белые мужчины" это проблема, я хочу чтобы вы знали, что следующие восемь лет это будет теперь всецело ваша вина.

Лучший способ это продемонстрировать, это сделать вот что: возьмите любую пропаганду против белых мужчин, которую создали левые и замените слово "белый" или "мужчина" другой группой. "Я купаюсь в черных слезах", прошло бы такое, нет?

"Die cis scum" социальные медиа-активисты мира либо не могут это увидеть, или отказываются это признать.

Нечто подобное произошло и с феминизмом, как вы помните.

Таким образом, левая Америка, теперь вы знаете почему Трамп ваш президент. Вы должны понимать как он там оказался. И как вы теперь будете это исправлять? Вы перестанете проводить однобокую политику идентичности? Откажитесь ли вы от нее вообще? Или вы продолжите делать то, что делали до этого?

Этот странный беспризорный парень Шиа ЛеБёф совершенно прав: "Он не разделит нас". Но левые либералы смогут и если вы посмотрите вокруг, они уже это сделали, разделив людей на группы по цвету кожи, сексуальной ориентации и полу.

Они уже забыли уроки доктора Кинга, который был бы в ужасе от политики идентичности и скорее всего голосовал бы за Трампа, как Ким и Канье.

Мы боремся с возмутителями культуры будучи сами возмутительными, и Трамп, и я - это ответ на эту потребность.

Уже через несколько часов после вступления в должность Трамп начал работать над той политикой, которую он обещал на протяжении выборов. Сейчас начался откат и мы используем его в свою пользу, восстанавливая культуру кирпичик за кирпичиком.

Я знаю, что некоторые из вас не верят мне. Хотя я всегда доказывал свою правоту, все еще есть ненавистники, которые будут отрицать то, что белый рабочий класс отверг Демократическую партию полностью. Поэтому я хочу позволить Демократам самим сказать вам это, их собственными словами.

Это Селли Бойнтон Браун, которая хочет быть главой Демократического национального комитета и вот, что по ее мнению должен делать глава Демократического национального комитета:

"Моя работа состоит в том, чтобы слушать и быть голосом, и закрыть рот белым людям, когда они хотят, что-то возразить. Моя работа убедится, что пока те кто имеют привилегии закрыли рты и слушают тех людей, у которых их нет и мы поднимем народ в этой стране так, что все будут равны".

Она не Джилл Стейн Демократического национального комитета, она мейнстримный левак. Они звучат точно как европейские политики сейчас, но европейцы не винят белых за все, они просто винят свои собственные народы, как французов или немцев.

Причем акцент на исламе такой же как в Европе. Исполнительный директор Совета исламо-американских отношений сказал, что остановка приема мусульманских беженцев в это страну это моральный эквивалент рабства.

Их безумие углубляется. Раньше все белые люди и только белые люди были расистами, теперь же любая политика, которая им не нравится это рабство. Успешно выталкивая это наружу из гостиных, Twitter'а и кампусов колледжей.

Левые ничему не научились от той оплеухи, которую получили в ночь выборов. По факту же они еще и углубляют свою политику идентичности.

Консерваторы уже не просто скверные расисты, мы белые националисты и разжигатели ненависти. И белые женщины и рабочий класс, которые голосовали за Трампа, тоже. Они увеличили свою активность по генерированию фейковых новостей, чтобы доказать как мы не правы, и их главным оружием является фейковые новости о преступлениях на почве ненависти.

У Америки проблемы с фейковыми преступлениями на почве ненависти. Левые всегда ищут повод для следующего большого негодования и иногда, когда давление становится слишком высоким, они пытаются его просто придумать. Это как фантазия об изнасиловании в Университете Виргинии, которую разгонял Rolling Stones.

Этот тренд только усилился после выборов, фейковые нападения на мусульманских женщин кажется сейчас в моде. Но это не новый тренд. Я написал статью в Мае 2016 года, где задокументировал 100 фейковых преступлений на почве ненависти в последние десятилетие. 100 из них! И конечно их было больше, которых не стали достоянием общественности.

Я поднял эту тему, потому что Колорадо Спрингс часть этого списка. В 2015 году угрозы приходили преимущественно в черную церковь, одно из которых ссылалось на Ку Клукс Клан, а во втором было сказано; "Черный человек будь осторожен, ты мишень".

Есть лишь одна проблема. Этого злого расиста, который слал такие сообщения, поймала местная полиция.

Упс, оказалось, что это черный парень! К сожалению это часть растущей тенденции в США увеличения сенсационных, но лживых историй. Фейковые преступления на почве ненависти это типичные фейковые новости.

Я упомянул дело об изнасиловании в Университете Виргинии, которое было полностью сфабриковано, но задорно разнесено левыми медиа. Конечно любой с мозгами знает, что культура насилия в кампусах является мифом. Ни одна из четырех женщин не будет изнасилована в кампусе и Американские университеты не более опасны, чем истерзанные войной африканские страны. Сожалеем об этом...

Политика идентичности никогда не объединяет группы, на заботу о которых она претендует. она лишь приводит к все большему жульничеству, чтобы занять позицию следующей самой большой жертвы Америки. Если Демократы продолжат впадать в свое безумие, все эти группы вступят во все более возрастающую схватку за превосходство.

Конечно я говорил об этом...Я написал статью в 2015 году, которая называлась "Война меньшинств", где описал, как разные группы внутри левого движения будут сражаться друг с другом в течении следующего десятилетия.

Кое-что из этого уже стало реальностью.

Одно из сражений, которое я предвидел было интернациональные феминистки против белых феминисток. Это уже началось, когда белым женщинам из Марша женщин сказали заткнутся и знать свое место. Звучит немного похоже на то, на что надеется глава Демократического национального комитета, не так ли?

Там будет намного больше сражений. Транссексуалы против феминисток одно из тех, которое я с нетерпением жду. Или например белые геи против остальной части ЛГБТ спектра, которые добавляют по три новых буквы в название каждую неделю.

Самые большие сражения пройдут между теми идентичностями, которые еще даже не существуют. Может это будут люди, которые себя идентифицируют как фигурки ЛЕГО против людей, которые себя идентифицируют морскими авианосцам. Это будет весело, не так ли?

Вы должны понять о чем я говорю. Политика идентичности питается сама собой и является чрезвычайно разрушительной. Белый рабочий класс и Америка в целом отвергли политику идентичности, избрав Дональда Трампа, но Демократам все равно и они будут проводить ту политику, которую выбрали.

Кто из лидеров Демократов не скатился в это?

Я сказал сегодня, что все Демократы звучат как сумасшедшие, как та леди с кошками, которая хочет управлять Демократической партией. Но некоторые из них не скатились в безумие с этими придурками. Вы догадались о ком идет речь? Это большие профсоюзы.

Я не сторонник профсоюзов. Я не думаю, что сегодня они служат тем целям, как когда-то, когда они пытались дать рабочим более справедливые условия. Я думаю, что во многих случаях они наносят урон конкурентоспособности и приносят вред самим рабочим, которых они представляют.

Но лидеры профсоюзов умны. Они знают, что очень трудно быть высокооплачиваемым главой профсоюза, когда нет рабочих, которых они представляют. И это путь на котором была Америка.

На этой неделе лидеры больших профсоюзов встретились с Дональдом Трампом и они были в восторге от него. Вы можете представить, чтобы лидеры профсоюзов позитивно отзывались о Республиканце? Черт, есть много Республиканцев, которые не говорят о папочке в таком тоне.

Вот их цитата о решении Трампа отменить ТПП: "Этим решением президент сделал первый шаг начать исправлять провальную политику, которая велась на протяжении последних 30 лет, которая стоила американцам миллионов высокооплачиваемых рабочих мест"

Большие профсоюзы вкладывают деньги в Хиллари Клинтон, но они крутятся вокруг Трампа, потому что больше работы в Америке хорошо для всех, включая и большие профсоюзы.

Я хочу вам дать один из моих чрезвычайно редких триггеров, потому что хочу показать вам график по экономике. Я знаю, что многие из вас думают, что у них достаточно учебных классов в неделю, но это маленький грязный секрет про американских рабочих, о котором левые не хотят, чтобы вы знали.

Красная линия это рост среднего дохода домохозяйств. Ура! Доход вырос на 43% с 2000 года! Но не спешите. Синяя линия рост с поправкой на инфляцию. Она даже немного отрицательна по сравнению с 2000-м годом и в какой-то момент разница была даже 10%.

Левые заявляют, что оздоровили экономику, но американские рабочие, учитывая поправку на инфляцию, получают зарплаты не больше чем в 2000-м году. Эта самая большая проблема, которая стоит перед американской экономикой, но левые предпочли бы читать вам лекции о культурной апроприации и микроагрессии.

Возвращаясь последний раз к графику, чтобы не мучить тех, кто не технарь этим графиком больше, кто больше поможет американским рабочим? Бизнесмен, который заработал миллионы долларов и создал тысячи рабочих мест или политики, которые всю жизнь провели в болоте?

Я хотел бы закончить свое выступление небольшими заметками о тех мужчинах и женщинах, о которых я говорил.

Как у иностранца, у меня было больше встреч с рабочим классом в этом туре, чем когда-либо раньше. Они были на моих шоу, говорили со мной и я приехал, чтобы узнать их. Многие военные и ветераны тоже попадают в эту категорию.

Американские рабочие в основе своей очень достойные люди. Они тяжело трудятся. Они очень отличаются от меня и также отличаются от большинства из вас. Не зависимо от вашего бэкграунда, вы не должны смотреть сверху вниз на американских рабочих, они это то, что Америка такое.

Разница между консерваторами и новой волной Демократов в том, что мы не считаем рабочий класс злом или что их нужно контролировать и учить как им думать.

Их заботят те же вещи, что и нас. Сильная Америка, великая экономика, рабочие места для них и для вас, когда вы закончите свои университеты, и безопасное место для жизни.

Американская мечта это топливо для рабочего класса. Мечта улучшить экономическую ситуацию и дать своим детям лучшую жизнь, чем у них есть сейчас.

В какой-то момент в прошлом Демократы решили мечтать о нелегальных иммигрантах, которым нужно дать образование вместо того, чтобы думать о работающих американцах, которые заслуживают нечто больше, чем закрывающиеся заводы.

Этих американцев я приветствую в партии Трампа, это будет дикая поездка!

[Следующий отрывок взят из видео лекции и не попал в текстовые заметки]

Спасибо большое и я хотел бы призвать поддержать этого президента, как возможность вернуть то, что было потеряно.

И я не имел в виду, что необходимо бороться с политикой идентичности другой политикой идентичности. Скорее я призывал вернуть в Америку разум, логику и здравый смысл.

Я демонстрировал как безумны и смехотворны все эти вещи, потому что если вы силой заставляете всех играть в политику идентичности, если вы стравливаете белых с черными, женщин с мужчинами, гетеросексуалов с геями, реальность такова, что вы, ребята, победите и левым это не очень понравится.

Но есть путь, который намного лучше: не бороться с политикой идентичности политикой идентичности.

Белая гордость, белый национализм, белый супрематизм это не тот путь, который следует выбирать.

Путь, который следует выбрать, это напомнить им и себе, что нужно стремится к ценностям и идеям. Вы должны сосредоточится на том, что людей объединяет, а не раскалывает.

И вы не должны принимать все это дерьмо о цвете кожи, дерьмо о сексуальности, дерьмо о гендере и вы должны быть очень подозрительны к тем, людям, которые это делают.

Спасибо большое!

Оригинал Breitbart